?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

опять?, шо





„…
гигант Л. Б. Гинзбурга, - самое высокое и обширное здание во всем городе; дом этот имеет 10-12 этажей и до 90 квартир, заключающих в общем свыше 500 комнат. С балконов верхних этажей этого "небоскреба" открывается широкий вид на Старый Город с его древнейшими церквями; отсюда можно также обозревать в ясную погоду почти весь город "с высоты птичьего полета".

"Спутник по городу Киеву" 1912 года.


 

 

 

Свічки загиблим будинкам  

Автор: Леонід Анічкін 

 

          Вранці до нас прийшов гвардії капітан Микола Тарасович Буров, колишній сусід і співробітник дідуся. Він повернувся після демобілізації з Австрії. Микола розповів, що надіслав із Австрії у листопаді 1945 року до київських партійних керівників лист про життя дідуся у Києві під час нацистської окупації. Як той, відомий столичний архітектор і будівничий, щоб не працювати на німців, втік і жив у курені на чужому городі. Дідусь подякував, але сказав, що вперше чує про такий лист (у нашій сім’ї як цінна реліквія зберігається копія цього листа на ім’я секретаря обкому ВКП (б) Київської області Сердюка).

         — Добре, що ви прийшли, — звернувся до нього дідусь. — Через кілька днів страшна річниця — трагедія для всіх киян. Того дня, 24 вересня 1941 року, відразу після вступу фашистів у Київ, злетів у повітря Хрещатик. (Ми знали, що це зробили радянські підпільники, але інші версії, крім офіційної — що це справа рук гітлерівців, — на той час не мали права на життя. — Л.А.) Було знищено всі будинки, які ми, співробітники, друзі, колеги з будівельної контори Гінзбурга, з великою любов’ю будували разом. Допоможіть, прошу вас, дістати перепустку — дозвіл, щоб я у цей день міг пом’янути ці знищені будинки, поставити на місці кожного з них свічку.

         Микола Тарасович кудись пішов і повернувся з дозволом. Весь день ми з мамою і татом допомагали дідусеві — плели ґноти, ліпили свічки, сушили їх біля вогню. Ми склали свічки і квіти у кошик, а наступного дня пішли в центр міста. Нас зустрічали військові, перевіряли документи, і ми нарешті опинилися на місці знищеного Хрещатика.

         Перелізли через купу битої цегли й підійшли до місця першого підірваного будинку. Дідусь узяв із кошика свічку і квітку, поставив свічку між цеглин, тато запалив її, а я захистив вогонь битим склом. Ми пішли далі, протискалися через купи битої цегли, ставлячи й запалюючи свічки на місці кожного знищеного будинку.

        Так ми підійшли до величезного спаленого будинку на горі. Будинок світився отворами колишніх вікон, над якими курівся дим. Дідусь назвав його будинком Гінзбурга (це тепер я знаю, що то була найвища споруда довоєнного Києва — одинадцять поверхів — на вулиці Інститутській, 16-18). Дідусь поставив кілька свічок на сходах, які вели до будинку, запалив їх, перехрестився, і ми пішли далі в кінець Хрещатика й вийшли на площу до понівеченого будинку бібліотеки. Навколо валялися розкидані обгорілі книжки. Колись дідусь розповідав, що він як архітектор виконав проект із перебудови цього будинку на бібліотеку й отримав за це нагороду — годинник з брелоком і дарчим написом.

        — А ти не мертвий, ти тільки поранений, — звернувся дідусь до будинку. — Я тебе вилікую. Тут потрібні не свічки, а людські руки. — Я тебе вилікую! Тримайся! — повторював дідусь.

        Пробираючись через купи битої цегли, ми поверталися додому. Дідусь схлипував: «Вибачте, мої любі, що ми не зберегли вас. Вибачте, що дозволили стріляти вам у спину. Я пам’ятатиму вас і тих моїх друзів, які вас будували. Прощавайте, наші діти. Прощавайте!».

Ми лізли через цегляні завали. Дідусь тримав мене за руку.

         — Прощавайте! — шепотів він.

З-за цеглин ще блимали вогники.

Це горіли запалені нами на місці загиблих будинків свічки.

"Дзеркало тижня". № 30 (558) 6 — 12 серпня 2005.



 

*       *        *



Взрывами 24-27 сентября 1941 года были уничтожены такие дома:

1) Крещатик, 28/2 (с магазином “Детский мир”),

2) Крещатик, 30/1 (гостиница “Спартак”),

3) Крещатик, 26 (почтамт),

4) Крещатик, 15 (радиотеатр),

5) Прорезная, 5

6) Прорезная, 10,

7) Пушкинская, 1 (Дом ученых)

8) Пушкинская, 6,

9) Шевченковский пров., 1,

10) Институтская, 14,

11) Институтская, 16-18 (дом Гинзбурга),

12) Ольгинская, 3

13) Ольгинска, 7/26,

14) Архитектора Городецкого, 7 (цирк),

15) Архитектора Городецкого, 5 (гост. „Континенталь”)

16) пл.Франка, 4 (дом Дьякова).

Взрывы и огонь уничтожили непарную сторону Хрещатика от дома № 5 к Бессарабской площади, четная сторона - от современной площади Независимости к ул. Б.Хмельницького; Площадь Независимости - вся левая сторона; ул. Институтскую - четная сторона к Ольгинской; ул. Ольгинскую - непарная сторона; пл. Франка — четная сторона; ул. Архитектора Городецкого, Станиславского, Заньковецкой - полностью; ул. Лютеранскую - всю нижнюю часть; ул. Прорезную - к Михайловскому переулку; ул. Пушкинскую - полностью от Прорезной к Б.Хмельницького. В этих кварталах дома выгорели все до основания.

 

*       *        *

Почти сто лет назад на этом месте (чуть выше нынешнего Майдана Независимости - на месте гостиницы „Украина” стоял первый в одноэтажном Киеве «высотный» дом.

В начале ХХ века, когда Киев охватила настоящая строительная лихорадка, состоятельные домовладельцы задумались о возведении жилых гигантов. И в 1910-1912 гг. на собственном земельном участке (площадью 2036 кв. десятин), расположенного между улицами Николаевской (современная Городецкого) и Институтской, в бывшей усадьбе Ф. Меринга (усадьбы № 14, 16 и 18) известный киевский строительный подрядчик (его еще называли «королем подрядчиков») купец первой гильдии Лев Борисович Гинзбург построил 11-этажный дом. Строительство осуществляла собственная фирма Гинзбурга.


Фото начала ХХ века. Угол Крещатика и Институтской.
На месте будущей "высотки" - 4-х этажное здание по  ул.Институтской,18, принадлежащее  М. Фабрициусу

Проект был разработан в 1910 году одесскими архитекторами Ф. Троупянским и А. Минкусом. А поскольку начало ХХ века характеризовалось массовым распространением в архитектуре стиля модерн, в этом же стиле было построено и это здание. Согласно проекту, он был решен как П-образный дом-квартал с большим внутренним двором. Из-за значительного перепада высоты улицы Институтской дом был разноэтажным - со стороны улицы в верхней части – 8 этажей и в нижней части - 9. С задней же стороны (со стороны улицы Николаевской) дом имел 11 этажей и возвышался над зданием гостиницы «Континенталь»[1] на пять этажей.

Сооружение дома, как и всех других зданий в кварталах бывшего Меринговского сада, велось в очень неблагоприятных геолого-гидрологических условиях с использованием новейших строительных  технологий[2]. На постройку дома ушло около 12 миллионов кирпича, а стомимость постройки составила 1,5 миллионов рублей. [3].



 

                                           Проект здания. Фасадная сторона со стороны ул. Институтской





                         

         

В доходном доме разместились 94 просторные квартиры, свыше 500 комнат (высота потолков составляла 4 метра) и магазины на первом этаже. В глубине участка стояла 2-этажная резиденция самого Льва Борисовича.



 

«С балконов верхних этажей этого "небоскреба" открывается широкий вид на Старый Город с его древнейшими церквями; отсюда можно также обозревать в ясную погоду почти весь город "с высоты птичьего полета"»[4].

 



                   Угол Крещатика и Институтской. Слева - Биржа Шлейфера.  Вдали  - дом Гинзбурга. 1910-е годы. 
                                  
http://www.interesniy.kiev.ua/new/memoryaboutkiev/8266/onisimov_1895

Выше и грандиознее его в городе на то время не было и, неудивительно, что киевляне называли его «небоскребом Гинзбурга». Ровесник печально известного "Титаника" (1911 г.), доходный дом, как океанский лайнер, будто плыл по безбрежному морю городских крыш, дворов, улиц и переулков. Одиннадцать этажей со стороны Крещатика и удачное расположение на краю печерского плато, визуально делали новое здание значительно выше.


                                                                                                                           Фото 1913 года

 

Дом сразу же стал городской достопримечательностью. Достаточно было сказать извозчику: «дом Гинзбурга», и адрес уже не требовался…[5].

 
                                                                        Фото 30-х годов ХХ века. Снимок сделан со стороны Парковой аллеи.

 

В советское время этот дом  (Институтская тогда называлась «улица 25-го Октября»), национализированный и превращенный в коммуналки, оставался самым высоким зданием города на протяжении трех десятилетий. 

Известный художник Александр Александрович Мурашко в сотрудничестве со своей свояченицей Анной Крюгер-Праховой осенью 1918 года открывает на самом верхнем этаже дома Гинзбурга «Художественную студию А.Мурашко», в которой рисунку, живописи и скульптуре одновременно обучалось до ста человек.

В время войны в 1941 году дом Гинзбурга постигла та же участь, которая была уготована Крещатику и всей центральной части Киева.

24 сентября 1941 г. на главной улице, оккупированного пять дней назад Киева, стали взрываться дома, под руинами которых гибли не только оккупанты, но и мирные жители.
         «Были массово применены радиоуправляемые взрывные устройства (фугасы, взрываемые по радио с большого расстояния - до 400 км.). Подготовительные работы велись в строгой тайне, однако, киевляне быстро узнали в чем дело. Правда они и не подозревали о далеко идущих намерениях военных и о своем, фактически, заложничестве. Так, по воспоминаниям старожилов, в подвалы известного киевского «небоскреба» — дома Гинзбурга на ул. Институтской, 16-18  взрывчатку в деревянных ящиках носили энкаведисты из своего здания напротив (позднее Октябрьский дворец, Международный центр культуры и искусств, а теперь Кинопалац), объясняя, что это они как будто перепрятывают архивы. Руководил операцией по минированию полковник Александр Голдович (начальник инженерных войск 37-й армии, оборонявшей Киев. После войны генерал-лейтенант, проживал в Москве)».[6] 

Теперь на месте великолепного здания торчал бесформенный остов, не подлежавший восстановлению.


 

Что интересно, версия, которая была официально распространена КГБ УССР в 1965 году, о якобы причастности к этим взрывам резидентуры, возглавляемой Иваном Кудрей, в случае с домом Гинзбурга полностью опровергается. Ведь именно в этом доме была размещена конспиративная квартира, в которой Кудря хранил оставленные ему НКВД Украинской ССР оружие, ценности, документы и шифры.

В книге «Два года над пропастью» описано это событие. Для легализации Кудри в Киеве после отступления Красной Армии, он должен был под фамилией «Кондратюк» проживать у Марии Ильиничны Груздовой, вдовы   репрессированного в 1937 году   научного  сотрудника Киевского университета.  Ей тогда было 28 лет, она работала учительницей и жила с матерью мужа и шестилетним   сыном в том самом доме по Институтской, 16-18…

«Вернувшись домой на Институтскую, Кудря еще раз осмотрел квартиру. Все было в порядке. Документы, оружие, деньги были надежно спрятаны. Вечером он передал радисту текст первой радиограммы…»

"Был поздний вечер. Крещатик горел. Под взрывы, при свете зарева измученные и объятые ужасом люди до рассвета таскали свои вещи и детей на откосы и обрывы Днепра. Кудря и Мария Ильинична шли по улице, толкая перед собой детскую коляску, в которой лежал чемодан и кое-что из одежды -  все что они успели взять с собой. Они еще думали, что через день-другой вернутся на Институтскую. Когда подошли к зданию филармонии, где-то сзади раздался взрыв. Пламя взметнулось в небо. "Дома Гинзбурга" больше не существовало.

Не существовало больше и оружия, шифров, паспортов, денег, адресов, продуктов - почти всего того, что с таким трудом подбирал  себе Кудря для работы. Все надо было начинать сначала…»[1].


                                          Несколько фотографий военного периода:


                                    Снимок:  Ernest G.Fischer.  Associated Press  01/07/1942




 









После освобождения Киева, во время работ по расчистке улиц и площадей города от руин, были взорваны и остатки «небоскреба». Символично, 22 июня (день начала войны) 1944 г. был объявлен конкурс на лучший проект восстановления города, в котором приняли участие не только киевские архитекторы, но и специалисты из Москвы, Ленинграда, других городов страны.


                                              *               *                  *


[1] Построенное, в 1895–1897 годах по проекту архитекторов Э.П. Брадтмана, В.В. Городецкого (1863–1930) и Г.П. Шлейфера (1855–1913) здание гостиницы «Континенталь» было частично разрушено во время Второй мировой войны. В достроенном и реконструированном в течение 1951–1959 годов здании теперь размещается Национальная музыкальная академия им. П. Чайковского

[2] Наталья ГАМОЛЯ, Елена МОКРОУСОВА http://www.oldkiev.info/Delovoy_KIEV/kamennie_kapilki.html

[3] http://www.archunion.com.ua/history/history_007_07.html

[4]  "Спутник по городу Киеву" 1912 года. http://forumkiev.com/t531/

[5] Станислав Цалик Все выше, выше и выше? http://www.izvestia.com.ua/?/articles/2007/11/18/192810-18

[6] http://spilka.us.org.ua/library/kreschatik.html

[7] «Два года над пропастью» http://moshkow.rspu.ryazan.ru/koi/PRIKL/APN/front.txt

Фронт без линии фронта.  1965 г. Сборник рассказов.

За фотографии и информацию большое спасибо:
mik_kiev
и сайту "Интересный Киев" http://www.interesniy.kiev.ua/old/architecture/buildings/111



 

 

 

Comments

panzer_papa wrote:
Sep. 24th, 2008 04:23 pm (UTC)
Спасибо за материал
sirjones wrote:
Sep. 24th, 2008 05:45 pm (UTC)
Сэр, а не сделаете ли мне хоррошую статью о взорванных в 1941 объектах?
Куда поставить найду.
zalizyaka wrote:
Sep. 25th, 2008 07:11 am (UTC)
Спасибо Вам большое. Но очень мало времени. Если получится, я Вам сброшу то, что есть. Хотя из меня автор никудышный.
sirjones wrote:
Sep. 25th, 2008 07:45 am (UTC)
надо работать над собой:)
egouar wrote:
Sep. 24th, 2008 07:06 pm (UTC)
получается, после войны почти все дома на Городецкого восстановили?
zalizyaka wrote:
Sep. 25th, 2008 07:30 am (UTC)
Угловые здания, примыкавшие к Крещатику, и цирк (на его месте кинотетеатр "Украина") утрачены полностью. А из остатков "Континенталя" отстроили корпус консерватории.
egouar wrote:
Sep. 25th, 2008 08:01 pm (UTC)
это да. А вот дома архитекторов Брандтмана, Краусса(?) (за "Украиной" до площади Франка) и других мастеров - они были тоже сожжены, а потом восстановлены?
aidm wrote:
Oct. 24th, 2008 05:02 pm (UTC)
Отличная подборка информации. Сожалею, что не прочитал раньше. Спасибо !!!
livejournal wrote:
Jan. 7th, 2013 08:00 pm (UTC)
Дом Гинзбурга.
Користувач mgsupgs посилається на ваш запис з Дом Гинзбурга. пишучи: [...] от руин, были взорваны и остатки «небоскреба». Источники: zalizyaka.livejournal.com [...]
universestudy wrote:
Jan. 9th, 2014 08:32 am (UTC)
Очень интересно, большое спасибо.

Profile

опять?, шо
zalizyaka
zalizyaka

Latest Month

November 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Tags

Powered by LiveJournal.com